Горячий шоколад с кайенским перцем и корицей

День не задался с самого утра. Началось с того, что Алиса проснулась в шесть часов, с ощущением того, что сегодня обязательно произойдет что-то плохое. Некстати вспомнился сон, в котором папа оцарапал ей щёку булавкой и пошла кровь. Сновидений Лиска боялась с юности, когда после одного из таких, “кровавых” не стало мамы. После третьей чашки кофе она наконец заставила себя одеться и махнув расстроенному, ненакрашенному отражению в зеркале, вытряхнула себя из теплой, сонной квартиры в не по-октябрьски холодную действительность.

Дойдя до остановки, Лиса поняла, что не помнит, запирала ли она дверь. После трехминутных терзаний вернулась домой, подергала дверь, потыкала ключами в замки и убедившись, что ждать от этого дня ничего хорошего уже не стоит, побрела обратно. В маршрутке ей наступили на ногу, а до отметки кипения довела незнакомая женщина, стукнувшая ее по плечу и молча сунувшая ей в лицо монетку, тем самым “попросив” передать деньги за проезд.

Добравшись до офиса, Алиса первым делом позвонила папе.

– Привет! У вас снег идет?

– Да, Лисенок. Зима в этом году рано.

– Чем будешь заниматься?

– Собирался машину в ремонт загнать. У тебя все в порядке? Ты обычно вечером звонишь…

– Да папуль, просто соскучилась. Не гоняй, пожалуйста. Я буду переживать – дороги скользкие.

– Хорошо Лис, позвоню тебе, как вернусь.

Тишина в трубке тревогу ничуть не уняла, хотя папина привычка говорить по телефону быстро и по делу, всегда забавляла Лису. На самом деле, ее отец, полноватый мужчина, с моложавым лицом и мягкими белыми от седины волосами, любил поболтать. По субботам они могли разговаривать часами за бокалом коньяка или рюмкой чая с лимонным пирогом. Но когда дело доходило до телефонных разговоров, его предел – полторы минуты.

Лиса глубоко вздохнула, прокручивая в мыслях разговор, но не найдя в нем ничего, чем можно было бы подкрепить тревожные мысли, решила окунуться в привычный мир цифр. Уже вторую неделю Алиса, по поручению директора, искала способ сократить расходы так, чтобы сотрудники фирмы не потеряли в зарплате. Рассказывать коллегам о поставленной задаче Лиса не стала: зачем разводить панику? А посему биться с драконами и чудищами в виде гигантских счетов ей приходилось одной. Пока сложно было сказать, кто побеждал в этой неравной битве, но сдаваться Лиса не собиралась, ведь она ни разу еще не проигрывала цифрам, какими бы коварными они ей не казались.

Звонок рабочего телефона показался ей слишком громким и тревожным. Алиса резко схватила трубку и замерла в ожидании…

– Алиса? Это Варя, ты чего в сеть не выходишь?

Варя: худощавая, огненно-рыжая школьная приятельница, которая возникала из ниоткуда, как осеннее обострение старой болячки, и исчезала в никуда, так же внезапно, как и появлялась. Слишком шумная и активная она своим неуемным темпераментом частенько доводила спокойную и уравновешенную Алису до мигрени. В последние дни несколько раз писала Лисе “в лихорадке”, но та упорно делала вид, что не замечала комментариев на стене и сообщений в личке. Лет десять назад Алиса могла посплетничать с Варей о мальчиках, новой коллекции обуви или сумок. Но со временем это ей наскучило, появились другие интересы и увлечения. А мир большой моды и вселенских страстей остался где-то далеко за бортом.

– Привет, – с облегчением выдохнула Алиса.

– Если ты откажешься через час встретиться со мной в нашей кафешке, я решу, что ты меня игнорируешь, – обиженным тоном пропела Варя.

– Варюш, прости, я видела твои сообщения, но времени совсем нет-начальство завалило работой!

– Ты про то начальство, с бездонными карими глазами, широкими плечами и упругой задницей, которое зашло к тебе в прошлый раз, когда мы сплетничали про моего Дана?

От такого описания Николая Игоревича Алиса покраснела и сильно понадеялась, что секретарь в приемной положила трубку, переключив Варю на кабинет экономиста.

– И про него в том числе. Просто я действительно закрутилась в последние дни.

– Не хочу ничего слышать, жду тебя в час в “Апельсине” – придешь?

Отрываться от начавших складываться в стройные ряды, цифр, не хотелось, но Алиса понимала, что час обеда – наименьшее зло из возможного. А потому хлебнув давно остывшего кофе,нехотя согласилась и начала собираться.

Оранжевая забегаловка когда-то была самым модным у хипстеров города местом. Но со временем, интерьер сильно обветшал, кофе испортился, а главная фишка заведения – авторские коктейли из свежевыжатых соков, превратились в разноцветную бурду. Предполагалось, что посетители не заметят подмены, если сок из пакетов перелить в дешевые стеклянные графины. “Конец смузилэнда”. Лиску позабавило придуманное ею выражение и она улыбнулась отражению в зеркале.
Каждый раз, соглашаясь на поход в это оранжевое недоразумение, Алиса тихо ненавидела себя за мягкотелость, но честно сказать Варе, что не хочет встречаться, не могла. Вот и сейчас она всеми силами откладывала встречу: долго крутилась перед зеркалом, пытаясь изобразить дежурной тушью и блеском подобие макияжа, снимала и снова натягивала пиджак, потом медленно, как съемка в рапиде, шла к остановке. В итоге, опоздать на встречу удалось всего на 15 минут.
– Как же я рада тебя видеть! Ты так похорошела! Это та же сумочка, с которой ты приходила на вечер встреч выпускников?
За считанные секунды Варя, как заправский таможенник, оценила и мейк-ап Лисы в стиле натюрель и простенький гардероб, и грустные, чуть припухшие от постоянного напряжения глаза. Убедившись в собственной неотразимости, рыжеволосая бестия обрушила на Алису поток слов, междометий и местоимений.Оказалось что с Даном, приезжавшим в город на стажировку, Варя рассталась несколько месяцев назад. С горя закрутила роман с двоими своими подчиненными, а недавно открыла вакансию на роль постоянного “папика”, готового оплачивать все ее прихоти и капризы. Подчиненные, хоть и не были обделены страстным желанием угодить начальнице, на роль спонсоров подходили с трудом, даже объединив усилия.

Выслушав все важные и не очень новости, скопившиеся за последние полгода в жизни одноклассницы , неловко извинившись и сославшись на начальство, Алиса сбежала обратно – в привычный мир цифр и таблиц, постаравшись как можно скорее выбросить из головы все интриги и хитрые планы Вари. Варвара-варвар выпила из неё остатки сил…
О том, что день подошел к концу Лиса узнала, когда в кабинет заглянул вахтер Петрович и спросил, не пора ли ей собираться домой.

В свете желтых фонарей, задержавшиеся на деревьях листья горели огнем и казались золотыми. Когда-то давно мама рассказывала, что падающие в руки кленовые листья – это письма от тех, кого уже нет с нами. В такт ее мыслям резной листик плавно опустился под ноги. Лиса подняла его и буквально на секунду увидела самые важные слова: “Все хорошо, прощаю, люблю…”

– Как же хочется сладкого, – простонала Алиса.

Ноги сами привели ее в магазин в подвале с торца её дома.

Пакет обезжиренного молока, горькая шоколадка, кукурузный крахмал, баночка меда, по пакетику молотого кайенского перца и корицы сами запрыгнули в корзину.

Расплатившись за покупки, она заторопилась домой, чтобы наконец расслабиться и закончить этот сумбурный и непонятный день.

Не переодеваясь Алиса отправилась на кухню. Размешала чайную ложку крахмала в стакане холодного молока, еще стакан вылила в кастрюлю и зажгла плиту. Пока молоко закипало, порубила половину шоколадки, смешала ее со столовой ложкой меда, щепоткой корицы и перцем на самом кончике ножа. Выложила смесь в кипящее молоко, тщательно все размешала и тонкой струйкой влила разведенный крахмал. Еще пару минут помешала “свою преееелесть”, пока она не начала весело побулькивать крупными пузырями.

Ну а потом Лиска выложила часть горячего шоколада в стеклянную чашку, бросила сверху щепотку сушеной вишни, закуталась в вязаный плед, сняла с полки зачитанную до дыр книгу и блаженно потянулась. С каждой ложкой пряного лакомства тревога отступала, а знакомая история согревала не хуже батареи…

– День прошел, а сны иногда просто снятся, – с улыбкой пробормотала довольная Алиса и устало потерла глаза, захлопнув книгу.

Вам может быть интересно:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *